Внимание! Большинство материалов и фотографий данного проекта является результатом архивных поисков и полевых работ авторов. При перепечатке активная ссылка на данную страницу обязательна!

ПЕТРОВ ГОРОД,

"НАБ ОТПРАВИТЬ ОБЪЯВЛЕНЬЕ ВО ПЕТРОВ ГОРОД" - НАЗВАНИЕ ГОРОДА В ПЛАЧАХ ИРИНЫ ФЕДОСОВОЙ НАПОМИНАЕТ ПО ЗВУЧАНИЮ "НОВГОРОД"... ЭТА СТРАНИЦА - О ЖИЗНИ ФЕДОСОВЫХ В ПЕТРОЗАВОДСКЕ

*

 

УЛИЦА КУЙБЫШЕВА НОСИЛА БОЛЬШЕ ВСЕГО ИМЕН: СНАЧАЛА ОНА БЫЛА СОЛОМЕНСКОЙ, ПОТОМ ЖУКОВСКОГО, ПОТОМ ЗИНОВЬЕВА, ПОТОМ ШОТМАНА, ТАК ОТМЕЧЕНО В ОДНОЙ ИЗ СТАТЕЙ САЙТА СОЮЗА АРХИТЕКТОРОВ КАРЕЛИИ...


НА ОДНОМ ИЗ ТУРИСТИЧЕСКИХ ПОРТАЛОВ ЖУКОВСКОГО И СОЛОМЕНСКАЯ РАЗВЕДЕНЫ: СОЛОМЕНСКАЯ НАЧИНАЕТСЯ ПОСЛЕ СОВРЕМЕННОЙ УЛИЦЫ ЕРЕМЕЕВА. А ЕРЕМЕЕВА - ЭТО ШИРОКАЯ (БОЛЬШАЯ?) СЛОБОДСКАЯ, ЕСТЬ ЕЩЕ И МАЛАЯ - О НЕЙ РЕЧЬ НИЖЕ.
 
НА АРХИВНОЙ КАРТЕ 1854 ГОДА ЭТО УЛИЦА ЖУКОВСКОГО.

 

 

 

 

 

.


С ИМЕНЕМ ИРИНЫ ФЕДОСОВОЙ

"...И быдто белочки солдатушки поглядывают,

И быв упалы серы заюшки посматривают..."


О визите царственных особ в казармы (конец 19 века)
"... Был уже 4-й час дня, когда Великий Князь направился в батальонные казармы, расположенные на самом берегу Онежского озера; вследствие ремонтирования казарм батальон стоял подле лагерем в палатках. На плац вызвана была вторая рота, для проверки гимнастики и фехтования. Бойко и красиво исполнили солдатики свое дело; удары в фехтовании наносились отчетливо, метко. Его Высочество подробно осмотрел казармы и лагерь, со всеми хозяйственными заведениями. Осведомившись о том, что деревянные казармы зимой холодны, столовые тесны, а подле проходит скотопрогонный тракт, причиняющий подымаемою им пылью глазную болезнь чинам батальона, Великий Князь просил сопровождавших Его Высочество губернатора и городского голову принять соответствующие меры. «Прошу вас, господа, – сказал Великий Князь, – содействовать к улучшению казарменной обстановки батальона: всякое ваше участие к нижним чинам приму я за выражение вашего внимания лично ко мне». Городской голова ответил ручательством за все общество в том, что желание Его Высочества будет исполнено [12 Обещание, данное городским головою, было выполнено к 1885 году (Примеч. автора).]". Затем были осмотрены лечебные учреждения.
 
Какие казармы посетили высокие гости, мы не можем сказать с точностью. Ведь в Петрозаводске есть и Казарменная улица, на которой еще стоят дома 19 века! Это казармы завода, где жили рабочие. Название "Скотопрогонный" на слуху. По берегу озера мог проходит подобный "тракт". Его Высочество посетил лечебницу - именно в это время и именно в Слободке началось строительство больничного городка. 
У Ирины Федосовой есть упоминание и о пыли, кружащейся летом у казармы.
Когда Федосовы в 1865 году переехали в город, начальником губернии велась борьба с бродящим где попало скотом. Владельцев коров готовы были штрафовать, а вот свиньи отправлялись сразу в...Тюремный замок - на корм арестантам. "Прогулки животных - прекратить!" "Во всяком благоустроенном городе скот по улицам не ходит!" - сокрушался губернатор. Для "удобства" в городе были проложены деревянные тротуары - " шириной аршин высотой 1/5 аршина". 


Городских кладбищ было много. И В районе Красной и Еремеева, и проспекта К. Маркса, и ТК "Лента", были грузинское, немецкое, еврейское кладбища....Может, была и "Варварка"?

Святая Варвара, Новгород, 15 век

В Великой Губе, в Яндомозере находится Варваринская церковь в форме башни,  именно в башню, по преданию,  за красоту была заточена Св. Варвара. Наблюдая мир из окна темницы, Варвара пришла к вере в Бога, тайно приняла крещение и была убита язычниками. Есть и здесь и Никольская. В народе говорили о декабрьских днях: «Варвара ночи перебила, и дня приточила, а Николай морозом присушив», "Никола да Варвара рядом ходят". Возможно, речь не о Петрозаводске.  Иконы Варвары есть в двух Соборах города в в Екатерининской церкви.


 

 *

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

ГДЕ ЭТА УЛИЦА,

ГДЕ ЭТОТ ДОМ?..

 

 

Перекресток ... мнений!

... Вот этот дом! Дом был здесь?..

Сверяясь с картой...

Мы - Шлиманы петрозаводской Трои!

Колонка

Ищем телефонную будку...

Там, где когда -то стояла телефонная будка, теперь транспортная площадка "Онего-палас", а до будки это было место, где старожилы - тогда еще ребятишки - гоняли в футбол! На памяти старожилов и то, как мальчишки забирались по этому столбу!

Если с другом вышел в путь...

Взглянем с другой стороны...

Полевой дневник

Легко ли жить в объекте культурного наследия?

Двухметровый колодец во дворе дома зарастает мхами...

КУЗНЯ ИЗ ПРИРОДНОГО КАМНЯ

"ОНА СКОРО-ТО ПОШЛА ВО НОВУ КУЗНИЦУ, СКОВАЛА ТОПОРЫ БУЛАТНЫЕ..." 

НО ВО ВРЕМЕНА ИРИНЫ  ЭТОЙ КУЗНИ ЕЩЕ НЕ БЫЛО: ЕЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ОТНОСЯТ К КОНЦУ 19 ВЕКА

В книге Приклонского(стр. 47-48) мы находим описание пищи того времени: в пост ели рыбу, репу, пили репный квас, хлеб пополам из овсяной и ржаной муки. Праздничный стол лучше: блины из овсяной муки, овсяный кисель, молоко. Пьют контрабандный кофе из Финляндии, очень плохой. Мяса и чая почти не знают. Женщины большие охотницы сажать картошку, но эта культура еще мало распространена. Любое понижение урожая грозит голодом. У Ирины Федосовой как еда негодная упомянуты "сухарики" дпа "водушка со ржавушкой". Но на Рождество, когда ходили по домам и "славили Христа" из белого теста делали разных животных: коров, лошадей, зайцев, кошек, собак и т.п. , об этом пишет Барсов (Барсов Е. Из обычаев обонежского народа: 1) Славление. 2) Святочные увеселения // Олонецкие губернские ведомости Ч. неофиц. 1867. №2 . С.30.) Этот обычай, с которым боролись священники, странным образом возрождается в наши дни.

Фарфоровое блюдо и ваза под "алмазную грань". Выставка "В доме старом, в доме чудном...", 2012. Такие до сих пор хранятся в частных домах Петрозаводска.

В Старом городе, под дождем...

Ты и я - только мы вдвоем...

А здесь была -  мертвецкая... то есть - покойницкая... Экскурсия в Старый город

*

 

 

 

 

 

***

Туманно красное солнышко, туманно,
Что в тумане краснаго солнышка не видно.
Кручинна красная девица, печальна;
Никто ея кручинушки не знает,
Ни батюшка, ни матушка родные,
Ни белая голубушка сестрица.
Печальная душа красна девица, печальна,
Не можешь ты злу горю пособити,
Не можешь ты мила друга забыти,
Ни денною порою, ни ночною,
Ни утренней зарею, ни вечерней.
В тоске своей возговорит девица:
«Я в те поры мила друга забуду,
Когда подломятся мои скорыя ноги,
Когда опустятся мои белыя руки,
Засыплются глаза мои песками,
Закроются белы груди досками!»

Песенник 1780 года, часть I, стр. 184.

***

"Вот у Мани красно солнышко.

Оно

Во тумане...

Во печали, во печали красна девушка,

В большой заботе.

Взвещевало мое сердце,

Взвещевало зло-реливо,

Мне-ка не сказало.

Сердце слышало

Велику над собой невзгоду,

Что вконец моя головушка,

Видно, погибает...


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

Столярное

и

плотницкое

ремесло

А кому топор? А кому лучковку!

Циркули-угольнички, подходите, плотнички!

Без плотника не обошлось!..

Крестьянский дом.

Семейный архив

Два фото из семйного архива
Примерно середина 20 века

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СТОЛЯРНАЯ МАСТЕРСКАЯ ЯКОВА ФЕДОТОВА МОГЛА БЫТЬ ТАКОЙ...

Итак, в конце 19 века в Петрозаводске было более 20 столярок и несколько находилось в слободе

*

 

 

 

 

 

*

 

 

 

*

НА СЛАВНОМ СИНЕМ ОНЕГУШКЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


"ВСТРЕЧА" С ДРОТАЕВСКИМ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СМЕРТЬ ЯКОВА

«Придет горе  — найдется и причет»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОРТРЕТ БАРСОВА

*

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

*

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

*

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

*

 

Первая остановка - Святодуховский Собор

Мариинская - Карла Маркса

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОВРЕМЕННАЯ УЛИЦА КУЙБЫШЕВА

Кафе на Куйбышева

На улице

СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ - ГОСТИНЫЙ ДВОР ("КАРЕЛИЯ-МАРКЕТ")


 

*

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

ВТОРАЯ ОСТАНОВКА - ДОМА КУПЦОВ ФЕРШУКОВЫХ И СЫВОРОТКИНЫХ

 

*

 

 

 

ЕЛЕНА ИЦИКСОН:

 

 

 


Когда-то с улицы в первый этаж существовали входы, ныне заложенные снизу и превращенные в окна.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИСТАНЬ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

*

*

СЛОБОДА

"Свобода", название говорит само за себя. О свободных нравах Слободы говорит и появление в 1904 году на Малой Слободской ...еврейской синагоги!

 Строительство шло с большим трудом. Мешали бюрократизм, бесконечные согласования, бедность и малочисленность местной общины евреев - потомков служивших на Неглинке в 70-80 годы 19 века солдат. Именно их, осевших после службы в Петрозаводске, считают основателями общины. Наконец в начале века место было найдено. Как уже упоминалось, это было "пол-места и место №43" на Малой Слободской. Территория так много значила потому, что синагога по правилам должна находится в отдалении от христианской церкви - а церковь было в губернской больнице. В числе жертвователей - «несколько фамилий почетных лиц Петрозаводска, принадлежащих к христианскому вероисповеданию», «это, как нельзя лучше, характеризует добрые отношения, существующие между местными евреями и христианами», отмечалось в "Олонецких Губернских Ведомостях".. 
     В конечном счете все трудности удалось преодолеть, и, как можно понять из дошедших до нас свидетельств, в 1904 г. синагога на улице Малой Слободской была построена. В Слободе жило много евреев, это были портные, сапожники, часовых дел мастера, шапочники, слесари, переплетчики, кузнец, красильщик, колбасный мастер, фотограф, мелкие торговцы, 6 купцов.
Синагога была очень красива, здание  двухэтажное, светло-бежевого цвета, с цветными окнами, двери с медными ручками. Были хедер (на фото из Википедии)  и миква. 


  

А в середине 19 века солдаты, обустраивающие здесь казармы, обнаружили еще более древний клад, а другой — в 1957 году на улице Свирской: 300 монет XVI-XVII веков.!

Фото из Интернета. Синагога начала 20 века. Так могла выглядеть и петрозаводская синагога...Она находилась в "месте №43" на Малой Свободской и сгорела примерно в тоже время (20 г.г. 20 века), что и самые старые деревянные церкви-соборы города...

*

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НА НЕГЛИНКЕ: ЗДЕСЬ СТОЯЛ "ПИЛЬНЫЙ ЗАВОД"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подворье

РАНЬШЕ ЗДЕСЬ БЫЛА ЧАСОВНЯ

На Малой Слободской
Все дело в следах
Перекус
Парочка щенят

В той же слободе

ОТГАДАЙТЕ!

KROCCBORD.htm
Петрозаводск примерно за десятилетие до приезда Ирины Федосовой. Нет еще - как нет и теперь - Святодухоского собора. Зато украшение набережной - Константиновский 30 - метровый маяк у пристани в 70 сажен длиной.  Каменные домики на Владимирской набережной - так она именовалась в 19 веке - были разрушены в Великую Отечественную, и на их месте разбит парк (посажены тополя руками горожан). Рисунок по гравюре из книги Дашкова авторов проекта.

В Петрозаводске, на Соломенской...

Фото авторов проекта

Обратите внимание на улицу Ирины Федосовой.

Места Петрозаводска, связанные с именем народной поэтессы.

Памятная доска на здании гимназии - теперь в этом здании "Дом кантеле" (рядом с музеем ИЗО)

УЛИЦА ИРИНЫ ФЕДОСОВОЙ  - БЫВШАЯ ВОЕННАЯ

СОВРЕМЕННАЯ ГОСТИНЦА В РАЙОНЕ мАЛОЙ сЛОБОДЫ, НА УЛИЦЕ фЕДОСОВОЙ 


    Улица Федосовой раньше называлась Военной. Возможно, дом, где жили Ирина и Яков Федосовы, стоял здесь. Этой версии придерживается большинство исследователей, с которыми мы побеседовали. Но точных доказательств ни у кого нет.
   Однако,  в "Плаче о холостом рекруте", мы (Карина Широкова - автор "находки") обнаружили довольно любопытные строки. Зная, что Ирина Андреевна часто описывала реальные события, они, на наш взгляд,  своеобразный указатель:

"И как я да была в городе Петровскоем,
И хоть недолгой я была поры да времечки,
Хоть одну жила уречную неделюшку,
И насмотрелась на несчастных я головушек,
И на победну горьку жизнь я на солдатскую!".

     Улицы, находящиеся рядом - Военная, Солдатская слобода. В самом плаче - яркое описание пребывания солдат в казармах "злодийного города" - Петрозаводска, который упомянут в плаче 12 раз!.
    В самом большом по объему из опубликованных в «Избранном» плаче примерно на 14 страницах из 57 от лица соседки, у которой брат отдан в рекруты и которая неделю прожила в Петрозаводске, навещая его в казармах, рассказывается о горькой участи «солдатушек».  
   «… И быдто белочки солдатики поглядают, и быв упалы серы заюшки посматривают»  через решетки казармы, избиты спины, подбиты «очушки», «исколочена голова», вода для питья – «со ржавушкой».   Свирепые ротные кричат по-звериному. "Комендеры" нерусские. Вот имена командиров,  например, Олонецкого 14 пехотного полка с 1869 по 1895 год: Шильдер-Шундер, Черемзин, Миркович, Москалиц, Мек, Айгустов, Пакллен, Мау. Новобранцы выстроены в «шариночки», в лицо им дуют ветры на палящем крещенском морозе. Соседка часами ходит у «казарм казенных», задаривая «караульщиков». Из пожарных труб, из бочек с ключевой водой караульщики окачивают причитывающих женщин – «надрыгаясь» над ними. Можно, конечно, и понять этих "шутников" - вот с какими словами обращается к ним в плаче героиня Ирины Федосовой: "Когда бреют лоб, мать вопит:


Будьте прокляты, злодеи супостатные!
Вергай скрозь землю, некресть ты поганая!..
И кабы мне да эта бритва навостеная,
И не дала бы я злодийной этой некрести
И над моим ноньку рожденьем надрыгатися!
И распорола бы я груди этой некрести,
И уж вынула бы я сердце тут с печенью,
И распластала бы я сердце на мелки куски,
И я нарыла бы корыто свиньям в месиво,
А и печень я свиньям на уеданьице!"

 

   Пожарные трубы, применяемые против причитальщиц, вызывают ассоциацию с разгоном демонстрации. Во второй половине 60 годов, отмечает Чистов, набор в армию резко увеличился. Солдаты давали клятву об отречении от родных, за укрывательство рекрута следовало зверское наказание.
   Бывали случаи, когда солдаты убивали своих "комендеров" - на станции Петрозаводск была несохранившаяся могула солдата местной команды, убившего своего фельдфебеля (Забытая могила // Красная Карелия. 1926. 8 июля)
    Соседка  «вопит» 12  раз. Близким она советует сделать портрет солдата,  от боли разлуки поможет и молитва «Миколе многомилостивому» - не только "крестьянскому заступнику", но и покровителю моряков, рекруты на Онего становились матросами .

 

 

Бараки-казармы. Петрозаводск. 1915 год. Фото Прокудина-Горского библиотеки имени Б.Н. Ельцина

    Военная, возможно, так и называлась потому, что здесь находились казармы – это была окраина города, в стародавние время был Градский вал (см. нижн). То есть описание казарм на Военной вполне могло быть картинкой с натуры. На архивной карте 1854 года по Неглинке расположены военные объекты, склады. В Национальном архиве мы нашли подтверждение того, что казармы были здесь: петрозаводский мещанин Никита Степанович (Мут)ковский осуществлял забой скота Олонецкой губернии на скотобойне "за солдатской казармой у озера "Онего",  указывают архивные документы 1882-1883 года. Скотобойня терпит убытки. У старшего научного сотрудника музея-заповедника "Кижи" Б. Гущина мы нашли упоминание  о том, что здесь же постоянно стоял Петрозаводский резервный полк - и сюда плакать по рекрутам приходила Ирина Федосова! Ох, не простой, не "идиллически-столярной", была жизнь Ирины Андреевны в Петрозаводске! 


  И. Репин. Проводы новобранца

"Хоть и честен солдат, да шинель на нем вор".

Несладкой была и жизнь солдата." За богом молитва, за царем служба не пропадут!" - но  отставные рекруты доживали жизнь в богадельнях, в губернии искали беглых солдат из далекой Сибири, подделывались "контр-квитанции" от службы в армии. "Солдат не брат", - приговаривала Ирина Федосова, -  "с солдатом дружись, а за топор держись!". Солдаты пили и дрались, убивали хозяек постоялых дворов, двое ограбили Соломенскую и Деревянскую церкви, но, сообщает газета "Олонецкие Губернские Ведомости" - похищенные  крест с финифтью и две серебряных тарелки  были обнаружены и возвращены.
   В той же газете сообщается о наборе в рекруты. 15 января 1865 года открылся рекрутский набор. Закончен 22 января, раньше срока. Рекруты отправлены бесплатными общественными подводами в город, купцы угощали их водкой и белыми калачами, батюшки кропили святой водой. 
Рекруты, де, пляшут от радости, - пишет газета, -  как их признают годными, хотят идти служить,  вот двое объявились больными, но передумали - и тоже пошли. Один уходит от молодой жены, а когда его спрашивают - не жалко ли оставлять жену - тот отвечает "нисколько"...

"Нонь я дольщица Никольской славной улицы..."

   Мы нашли у Ирины Федосовой упоминание еще одной улицы, которая в то время была в Петрозаводске. Это улица Никольская, район современной улицы Красной. Улица эта упоминается в устоявшейся словесной форме "нонь я дольщица, половинщица..." - оно, по первоначальному смыслу, очевидно, означало "быть в доле" - в земельном наделе, в доме. Названия улиц меняются - Никольская, Крещенская... В "Плаче по мужу" 1868 года (Яков, конечно, был жив) Ирина Андреевна упоминает Никольскую ( "Избранное", с. 74). Чистов упоминает в примечаниях к этому плачу, что это образ кладбища, могилы. То есть буквально - "в доле с кладбищем".
  В районе Красной, действительно, было Неглинское кладбище.  Кладбище примерно XVIII века, застроено жилыми домами в середине XIX века. В 1930-е годы на этом месте было построено здание бани № 1. Кладбище на Широкой улице было закрыто в только 1874 году. Захоронения сместились в район Вольной, там было старообрядческое кладбище, о нем речь пойдет дальше.

 

"Нонь я дольщица Никольской славной улицы, 
Половинщица Варварской славной буявы..."


    Буява - кладбище. В словаре В. Даля  "БУЯВЫЙ лес, буявое мясо, арх. сырой, сочный, мокрый". Мать сыра-земля? Также это слово возводят к раннему Новгороду, в значении  "заброшенное кладбище".  В словаре  Даля «буйвище» — «возвышенное, открытое кругом место; пустырь на возвышении; погост, место, где стоит церковь (обычно на возвышенности), место внутри ограды церковной; кладбище, могилки, могильник.. .»
   Вторую строку (Варварка) разгадать не удалось. Возможно, речь идет о кладбищенской церкви? 

"ВИЮТ ВИТРЫШКИ НА ШИРОКОЙ НА УЛИЧКЕ..."


"Широкая уличка" - давнее устоявшееся выражение. Однако в Петрозаводске была и улица с названием Широкая - Широкая Слободская. Она находилась перед Малой Слободской, сегодня это Левашовский бульвар, а в те времена это были две проезжие дороги, на ухабах и рытвинах которых то и дело застревали колеса телег. Витрышки действительно веяли с холодного синего Онего. А вела Широкая на кладбище (ныне - район бани на Красной).
Если вспомнить, что Ирина Федосова говорила, что не может плакать о тех, кого уже оплакала когда-то, потому что не помнит покойников, если наша догадка верна, то плачи, записанные Барсовым, хотя бы частично могли быть созданы ею в Петрозаводске! А значит, и по эту сторону Онего звучал ее голос...

ЭТОТ ДОМ СТОЯЛ ГДЕ-ТО РЯДОМ СО СТОЛЯРНОЙ МАСТЕРСКОЙ ЯКОВА фЕДОСОВА, 

ИРИНЕ АНДРЕЕВНЕ, НЕСОМНЕННО, ДОМ ЭТОТ  БЫЛ ХОРОШО ЗНАКОМ

 

ИЛЛЮЗИИ СТАРОГО ГОРОДА - ТАК НАЗЫВАЕТСЯ ЕЖЕГОДНЫЙ ПРАЗДНИК В ПЕТРОЗАВОДСКЕ

НЕБОЛЬШОЙ ФИЛЬМ С ЭФФЕКТОМ "ПОД СТАРИНУ" НА ТУ ЖЕ ТЕМУ (ВЫСТАВКА "В ДОМЕ СТАРОМ, ДОМЕ ЧУДНОМ",  МАРТ 2012 Г.

 

ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ПЕРИОД В ЖИЗНИ ИРИНЫ ФЕДОСОВОЙ

План г. Петрозаводска 1854 года. Национальный архив РК. Копирование запрещено.

(1865-1884).

 

   Около 20 лет жизни Ирины Федосовой прошли в городе Петрозаводске. Именно здесь она познакомилась с людьми, которые определили всю ее дальнейшую судьбу... Но как раз об этих 20 годах сведений немного. Основные изложил собиратель фольклора, преподаватель логики, психологии и немецкого языка Духовной семинарии Е. Барсов, в книге «Причитания Северного края». Кое-что о жизни города и горожан той поры, связанное с темой, нам удалось выяснить в Национальном Архиве.
 
   Жили Ирина и Яков (21 октября 1825 года рождения) Федосовы, возможно, на улице Соломенской - теперь это улица Куйбышева. Подтверждающие это документы обнаружила сотрудник Национального музея Л. И. Капуста ("Карелия", 2003 год, июль). Соломенская так называлась потому, что вела в поселок Соломенное, ныне входящий в городскую черту. На карте Петрозаводска прошлого века она начинается от Мариинской улицы, проходит по краю Сенной площади и через четыре перекрестка упирается в Неглинскую набережную (Неглинка течет с "Древлянских лугов" через сосновую Сенаторку, на которой находилась построенный в 1862 (1863?) году Тюремный замок). Но это уже окраина. Когда-то здесь пролегал «Градский вал» - военное укрепление. Поселение за валом называлось Слободой. На карте Петрозаводска 1917 года здесь расположены улицы Слободская, выше - Солдатская слобода, Никольская. Жилые районы здесь заканчивались. За рекой располагались воинские пороховые склады, далее — печи Александровского завода, в которых сжигался уголь, а еще далее — болота, лес, черничники. Там, где  возвышается район "Радужный", были свалки бревен, чуть ближе - скотобойни. Старожили, у которых были огороды здесь, помнят кости, попадавшиеся при перекопке земель. Туда, где сегодня пролегла улица Мурманская, горожане ходили за рыжиками, и это считалось уже далеко. Рыжики ценились выше прочих грибов, в губернии за их сбор платили хорошие деньги.  На Октябрьском пр. залегал торф и черноземы, сажали капусту, но это уже позже, а еще позже, в 30 годы 20 века, на Московской был гидроаэродром... До местечка Пески сплошь шли болота, а Соломенное, где находились "плутонические породы" (то есть вулканические)  - считалось за более здоровое, возвышенное место. Туда и вела Соломенская, обрывающася у Неглинской и передающая эстафету Военной. 
 
    Вообще, город (Петровская слобода) возник первоначально в пределах "Лососинницы и Нигинницы". В 19 веке город сохранял провинциальные, даже деревенские черты: везде огороды, скотина; в 1875 году, пишет в книге "Народная жизнь на Севере" С. А. Приклонский, в город забрел ярый медведь, по ночам ветер нес "отвратительный волчий вой", не дающий горожанам заснуть, волки врывались в цеха пушечного завода, застревали в кольях изгородей, по Сенаторке - горке повыше "Ленты", рыскали ...рыси! Страшной зашлакованной бездной казалась путешественникам заводская ямка, яркий "пылкий" огонь завода освещал город ночью и днем, немощеной были и главная площадь города, и ее главная улица,  в полдень солнце стояло высоко над "Куковой горкой"...

 Фото из книги К. Случевского "По Северо-Западу России", стр. 81

Интересно, что Петрозаводск создавали плотники из Заонежья – потомки создателей Кижских Соборов. Толвуйская волость населена столярами да плотниками, отмечают источники.  "Почти каждая семья, в особенности в за-онежских селениях,  (так в тексте. - прим. авторов проекта) - высылает одного из своих в Санкт-Петербург для ремесла" ("Памятная книжка Олонецкой губернии за 1865 год, с. 62).
«Коренная беда в том», - пишет в газете «Олонецкие губернские ведомости», 1890 г., №123, с.2-3, М. Марков, - « что земля не родит. Действительно, земля наша требует упорного, тяжелого труда, вознаграждает же за труд очень плохо». Уходя в город, крестьяне ослабляют хозяйство, а «бурлачат» за самые низкие заработки.
   Как раз в 1865 году Федосовы и обосновались в городе. Барсов вспоминал, что запись велась целый год,  в мастерской - в "ея квартире"... То есть, мастерская располагалась в "квартире". По воспоминаниям родственников, дом стоял в районе Малой Слободской - Неглинской набережной. Б. А. Гущин, старший научный сотрудник Музея-заповедника "Кижи", предполагает, что дом находился в конце современной улицы имени Ирины Федосовой, слева. Раньше улица называлась Военной. Такого же мнения придерживается наш знаменитый краевед Николай Кутьков. Это был даже не дом - а две комнаты, снимаемые на  подворье Александро-Свирского монастыря. Всего "церковных и монастырских домов" в городе в ту пору было 7, по статистике "Памятной книжки". Александро-Свирский монастырь вовсю сдавал землю под торговые ряды и балаганы, где продавалось все: от кренделей до апельсинов, от колониальных сахара, восковых свечей до шелка, шерсти и вина, отмечает Ю. Кожевникова ("Монастыри и монашество в Олонецкой губернии", с. 286).  Приезжим паломникам давали кров, часто в крестьянских домах, до трех дней кормили бесплатно. К сожалению, Н. Басова из Карельской Епархии пояснила нам, что архив монастрыря не сохранился, а в Национальном имеется только два хозяйственых документа. Руководитель проекта Г. А. Горбачева специально побывала в самом монастыре, побеседовала со священнослужителяи и учеными из Петербурга - к сожалению, никто из них не слышал о монастырском подворье в Петрозаводске. 
 
    Однако фото дома, где жили Федосовы, нам удалось разыскать в Национальном Архиве Карелии.
 

«Аннотации к фотодокументам Государственного казенного учреждения

Республики  Карелия “Национальный архив Республики Карелия” 

0-52032

Дом сказительницы Федосовой на улице Малой Слободской. Место съемки: г. Петрозаводск. Дата съемки: 1985 г. Автор съемки: В. Д. Обухов»

По воспоминаниям родственников, Ирина Андреевна жила в районе Слободской (м.) - Неглинской. Второе упоминание о месте жительства - Соломенская. Можно предположить, что дом стоял на углу этих двух улиц. 
Один из людей, хорошо знающий район, Ю. А. Шилов, сообщил нам, что, судя по данному рисунку, дом стоял на месте нынешнего дома 12. Дом на фото 1985 года - №14.
В Союзе Архитекторов нам пояснили, что, судя по архивному снимку, дом находился на месте ныне перенесенного дома Лебедева на Малой Слободской - теперь это дом №12. В Республиканском отделении Общества охраны культурных объектов нам рассказали, что стоявший в этом месте дом не являлся памятником культуры, был в крайне запущенном виде (что заметно и на фото 1985 года - заколочено окно) и был утрачен (разрушен). 
В районе Слободы планируется, тем не менее, создание дома-музея Ирины Федосовой, есть идея установления памятника - все-таки 20 лет ее жизни и главная встреча в  судьбе с  Е. Барсовым произошли именно здесь. 
Если бы окончательно подтвердилось, что Федосовы жили здесь, лучшего места для планируемого музея и памятника нет. Однако беседы со старожилами Слободы дали нам другие, ошеломительные версии!
(в  связи с конфиденциальностью фото помещаем рисунок)

 

Возможно, эти двери открывал Барсов?

Нам удалось познакомиться с одним из старожилов здешних мест. От него мы узнали, что дом, изображенный на архивном фото, по его мнению, это дом примерно 1947 года постройки, в нем жил Хаймовский, начальник ДСК, семья которого позднее перебралась в Москву (вообще  в Слободке жила немало евреев-строителей, да и с1904 году здесь имелась синагога). Ниже этого дома, примерно в районе дома №12,  располагалось аптекоуправление. То есть, Ирина Федосова в нем жить никак не могла. Может быть, разыскиваемый дом стоял на месте этого дома? Поиск зашел в тупик.
Между тем Леонид Леонидович рассказал нам о судьбе своего дома. В подвале дома он обнаружил старую табличку, на которой было отмечено, что дом принадлежал некоему Орехову, точнее, это "Дом наследников Ф. А. Орехова". В доме было несколько комнат, каморки. Леонид Леонидович сохранил двери и верстак (?!), сохранившиеся от постройки прежних лет - сам дом был перестроен.
 - Не располагалась ли случайно в доме столярка? - на всякий случай поинтересовались мы.
 - А как же! В одной из комнат, которые сейчас перестроены, была мастерская столяра-краснодеревщика, ответил нам старожил Слободы. - Краснодеревщик - это тот, который делает тонкие работы, изящную мебель, - пояснил он. Верстак остался от той поры. Верстак и двери, которые я приладил на входе в подвал.
- А в каком году  ваша семья приобрела дом?
Последующий ответ нас не то чтобы поразил - шокировал.
 - В 1884 году.
1884 год - это год, когда Федосовы как раз продали свою столярную мастерскую.
 - А кто же такой был Орехов, откуда он? - с нетерпением спросили мы.
 - Я не знаю, кто он был, но слышал, что он был из Заонежья, из Деревни Сибово (позже мы выяснили, что Ореховы проживают в Сибово, семья эта и сегодня известна как сказочники и балагуры)... Но увы! Во время нашей второй встречи Леонид Леонидович специально уточнил, что 1884 - год постройки дома. То есть, жить в нем Ирина Андреевна не могла, как раз в этом году она покинула город. И всё же в совпадении дат есть что-то интригующее. Будем изучать эту тему дальше. Сведения о доме хранятся в бюро инвентаризации, куда мы заглянем. Недавно мы снова встретились с Леонидом Леонидовичем: оказывается, мебель, созданная этим загадочным столяром, хранилась в доме еще до 90 годов - это точно была довоенная мебель, ее остатки пошли на дрова. А из заонежского рода Ореховых была мама Леонида Леонидовича.


-  

Верстак "столяра-краснодеревщика" в подвале дома

Некоторые верстаки сами создавались без единого гвоздя

А это верстак великого русского драматурга А. Н. Островского ("Гроза").

Кстати, Островский был ровесником Ирины Андреевны и Якова  Ивановича!

Мы поняли, что приблизительно чувствовал Шлиман, открывая Трою! Орехов был из Заонежья - да еще и в его доме работал столяр-краснодеревщик! Вот так так!
Сама фамилия "Орехов" зазвучала по-иному - известно, что такие красивые фамилии (сравните: Виноградов) еще и очень часто получали священнослужители! А ведь речь шла о комнатах на монастырском подворье.
Леонид Леонидович показал нам и те древние двери, и верстак. Они сохранились в очень холодном подвале дома, практически погребе! Во дворе дома находится двухметровый колодец, огороды, хозпостройки.

Вид на Онего из дома Орехова

Старый замшелый колодец у дома Орехова

Старые колодцы – средостение жизни отжитой и неутоленная жажда по неисполненной судьбе, исполниться которой удастся ли когда на этой горемычной земле. ..

Б. ЧЕРНЫХ

По совету Леонида Леонидовича мы переговорили с другими жителями района, после чего решительно вся Слобода в нашем представлении оказалась застроена столярками! По крайней мере, к краснодеревщику добавились столяры или плотники из дома-Выставочного зала на улице Федосовой (эта столярка действовала еще в располагавшейся когда-то здесь больничке и было "трудотерапевтической" в советское время) и некая столярка в районе судебно-медицинской экспертизы, где, как сказал Леонид Леонидович, была больничная столовая. Эта последняя столярка интересна в связи с тем, что именно о расположении дома Федосовых в конце современной одноименной улицы рассказали нам и Н. Кутьков, и Б. Гущин. На три отысканных нами возможных месторасположения столярок нашлась только одна кузня 19 века, благополучно дожившая до наших дней, и - одна синагога, сгоревшая в 1920-е годы, строительство которой в начале 20 века велось в 32 саженях и полтора аршинах от  угла Военной улицы (теперь ул. И. Федосовой) по Малой Слободской. Это 66, 5 метров. 
 
Это означает, что, по найденным Еврейским обществом Петрозаводска документам Национального Архива Карелии, прекрасное светло-бежевое двухэтажное здание синагоги с цветными стеклами в окнах располагалось... где-то в районе как раз прикупленного иудеями участка №43, то есть "Дома наследников Ф. А Орехова".
Во время нашей последней встречи Леонид Леонидович вспомнил, что несколько наискосок от его дома, напрво - находился, от берега за 2 домами, небольшой пустырь, оставшийся от сгоревшего дома. Возможно, это намек на синагогу? Тогда становится понятным, почему место  №43 на архивной карте - на противоположной стороне улицы...

Сегодня на М. Слободской
ПОДВЕДЕНИЕ
ИТОГОВ
КОНКУРСА 

СТИХОВ

СОСТОЯЛОСЬ В ДЕНЬ
ГОРОДА,

НАШ СТИХ В ЧИСЛЕ ДРУГИХ

ПОБЕДИТЕЛЕЙ

ОПУБЛИКОВАН  

В СБОРНИКЕ "И БУДЕТ

ПОМНИТЬ ВСЯ РОССИЯ..."

ГДЕ-ТО

ЗДЕСЬ

В 19 ВЕКЕ

НАШЛИ

КЛАД

МОСТ
ЧЕРЕЗ
НЕГЛИНКУ

А ЕЩЕ 

В СЛОБОДЕ 

БЫЛА

СИНАГОГА

НА СПАСО-КИЖСКОМ ПОДВОРЬЕ

"Там, где озеро-лукошко
Брызжет клюквою зарниц,
Где мочёною морошкой
Веют щеки водяниц,
На земле Корелы трудной,
От лукавого - к беде,  
Девки песенки подблюдны
Затевали в Слободе.
 
Дом лесничихи прекрасной
На отшибе у реки.
Пахнет ладаном да краской,
Шаг крадут половики.
А в пол-шаге от усадьбы, -
Сколько нежить не церковь, - 
В дымных мхах 
Звериной свадьбы
Дремлет древле волчья кровь.
 
Вышли звёзды из тумана, 
Месяц высветил рога,
Словно с посоха Йоханна
Раскатились жемчуга.
По светящейся дорожке,
Сердце  - в пятки,
В сердце - гром,
Под собой не чуя ножки,
Акулина входит в дом.


Стол резной в ошмётьях света,
На столе - свеча-ночник.
С одинокого патрета
Смотрит сгинувший лесник.
А хозяйка брови хмурит:
 -С чем пришла на Градский Вал?
- Старый сватает Онуфрий...
А Егорша мой - пропал!..
Свет мой свет, моя надёжа,
Прозабыть тебя ли мне?
Вот уж год -
Пропал Егорша,
Видно, сгибнул на войне...
Вот на стульчике точёном,
Вся - отчаянье и страх,
Воск лица  - пятном на чёрном,
Села в блёстких зеркалах,


Видит: словно бы картинка - 
Лес еловый, крест видны.
Обтекает град Неглинка 
С полуночной стороны,
Избы, тени, - топи, тони,
Тут смеются, там молчат,
Там - еврей в молельном доме 
Зарывает под пол клад.-

Закружило, полетело:
Чужедальня сторона,
Замело дорогу  мелом,
Звёзд не стало, ночь темна.
 
Ель стоит перед крыльцом.
Мертвецами полон дом.
 
В лазарете - что на пашне,
Пот тяжёлый, крик не стих.
В мертвецах - её пропащий,
Богом суженый жених!

Темнота. И снова тени,
Кружат около болот.
Поле брани. Дым сражений
Белой гривою трясёт.
Олонецкие пищали
Издают ужасный рык:
 Шведа, что ли, не бивали,
Затупился русский штык?


Храбрый росс поляку ль, пруссу -
Не уступит, всё одно!
- Враг, пади! -
Конец французу!
Славный день, Бородино.
 
Где ж Егорша? Храбро бьется
С целой тьмою вражьих сил -
И - недвижим, остается
Под лавиной кирасир...
 
Слёз туман... И вдруг - в присушке
Чёрных, жгучих, властных глаз -
Посмотрел в глаза девчушке
В треуголке - Тёмный Князь!


Оттолкнулась - и от жути
Подхватилась подолом,
Видно, бесы девку крутят -
Прочь, долой, домой, потом!


Свет в окошке. Тень пригожа.
После баньки - дух парной,
За столом  - её Егорша, 
Не убитый - а живой!


Им полслова - что сказать бы? 
А молва пошла, пошла:
- В Слободе играют свадьбу!
- Вас-то звали? Ну, дела!.."
Конструктор сайтов - uCoz